«Слово может ранить страшнее пули» — Добровинский о клевете и сыне Рудковской

Адвокат Александр Добровинский рассказал, легко ли восстановить свое честно имя через суд, зачем нужен закон о клевете в интернете и почему скандал с Гномом Гномычем стал «триггером» к его принятию.

Фото, видео: ТАСС / Савостьянов Сергей, 5-tv.ru

В конце 2020-го президент России Владимир Путин подписал закон, который предусматривает уголовное наказание лишением свободы сроком до двух лет за публичную клевету, в том числе и в интернете. Шумиха вокруг ужесточения статьи за клевету началась после того, как в начале мая того же года, журнал StarHit опубликовал статью о сыне Яны Рудковской и Евгения Плющенко. Издание, ссылаясь на анонимный источник, сообщило, что у семилетнего Саши синдром Аспергера. Серьезное психическое заболевание «увидели» буквально в глазах мальчика: по словам источника StarHit, знакомый врач-дефектолог определил диагноз по «специфическому стекленеющему взгляду».

Диагноз, поставленный Саше Плющенко изданием, ни на шутку разозлил родителей мальчика. Мало того, что ребенку приписали синдром Аспергера, так еще и издатель журнала Наталья Шкулева и телеведущий Андрей Малахов (супруги — Прим.ред) — близкие Яны Рудковской и Евегния Плющенко. Разгорелся скандал. Звездная мама опубликовала пост на своей страничке в Instagram, где сообщила, что подает в суд. Президент медиакомпании Hearst Shkulev Publishing, которой принадлежит издание, принес извинения семье Рудковских-Плющенко.

Сам мальчик обратился к Владимиру Путину с просьбой запретить СМИ писать «всякие гадости». В ноябре 2020-го Яна Рудковская сообщила, что им удалось добиться возбуждения уголовного дела против издания StarHit. В громком деле родителям Саши Плющенко помогают три адвоката — Анна Бутырина, Марина Дубровская и Александр Добровинский. Знаменитый адвокат в интервью 5-tv.ru рассказал, легко ли отмыть свое честное имя от клеветы, зачем ужесточили закон и почему история с Гномом Гномычем стала к этому «триггером».

О законе о клевете в интернете

«Интернет, что греха таить, стал такой большой-большой помойкой, в которую сливаются все, кому не лень. Дело заключается в том, что чем взрывнее ситуация, тем большее количество людей хотят вытащить ее наружу. А когда ситуация уже заходит в тупик и мы понимаем, что это ложь, что это придумано, что это клевета. Она не распространяется таким же образом, как распространяются фэйковые новости. Некие придумки и клевета. Ну, это понятно в силу каких-то обстоятельств.

Люди не могут жить увешанные оскорблениями и во лжи. Ну а что должно быть для этого? Для этого должен быть закон. Собственно, вот он и появляется на свет. Мы все отвечаем за наши слова и поступки, безусловно. Слово может ранить страшнее пули. Слово может низвергнуть человека с пьедестала и сравнять его с грязью. За слова надо отвечать. Каким образом отвечать за слова — дело законодателя, безусловно. И если он считает, что за клевету надо отвечать, а это есть уже в законодательстве, у нас есть уголовная статья за клевету. Да? Но почему она не должна распространяться на всемирную сеть?»

О скандале с сыном Яны Рудковской

«Понимаете, оно настолько прозвучало… там затронут еще маленький ребенок, понимаете? Саше семь лет. Замечательный парень! Я его хорошо знаю. И вот то, что напали на беззащитного ребенка. Мстили родителям на самом деле, а использовали беззащитного маленького человека. Это, конечно, ужасно.

Я же занимался этим делом вплотную. У родителей маленького Саши есть довольно серьезные враги. Всегда идет битва за деньги и поэтому, понятно почему и понятно кто. Мы провели свое расследование, эти материалы есть в следствии и сегодня, следствие должно докопаться и установить это. Моих материалов может быть недостаточно, а может достаточно, по крайней мере делу Ефремова хватило, чтобы вынести приговор. А что же касается этого, я хорошо знаю, кто это сделал».

О том, легко ли восстановить свое честно имя через суд

«Смотрите, сколько времени занимает нормальный суд. Ты подаешь, где-то через месяц… Ну, во-первых, где ты должен ассимилировать, скажем, две недели прошло, ты вник в информацию. После этого нужно сделать лингвистическую экспертизу, чтобы доказать, что там были оскорбления. Это еще месяц — полтора. Потом ты пишешь заявление в суд. Первое заседание назначают где-то через месяц — полтора. Еще три… Потом два заседания, это где-то полгода. Потом апелляция еще три — четыре месяца. И в результате мы подходим где-то к году, то есть, человек был оскорблен сегодня и через год, может быть, он получит в этой газете всю ту же статью, которая будет напечатана еще раз, а внизу мелкими буквами будет написано: фраза такая-то не соответствует действительности. Я считаю, что это порочная практика, и компромиссу тут не может быть, просто по определению.

Нет информации, не занимайтесь тем, что не можете ее проверить, пишите другое. Понимаете? Пишите другое! Никаких проблем».

О детях-блогерах

«Ну это точно законно. За ребенка отвечают родители. Ребенок этих денег не получает, я думаю, а только получает продукты от этих денег, которые зарабатывают родители.

Слушайте, ну во все времена дети снимались в фильмах, да? И наш знаменитый и любимый фильм «Подкидыш». Автор сценария, если вы помните, Агния Барто и Ирина Зеленая. Так вот, в фильме «Подкидыш», наверное, главную роль все-таки сыграла маленькая девочка. И этой маленькой девочке платили деньги. И деньги получали, наверное, ее родители, а не она сама и так далее. Примеров можно много.

Ширли Темпл в Америке. Примеров можно приводить очень много. Ничего страшного в этом нет. Другое дело, что надо заниматься воспитанием ребенка, понимая, что это такое. Не заработком единым мы воспитываем гражданина нашей страны».


Последние новости

17:01
16:58
16:48
16:42
16:41
16:22

Сейчас читают


Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2