1. Пятый канал
  2. Туманность Гиппократа: как в Минздраве придумали бороться с врачами-неучами

Туманность Гиппократа: как в Минздраве придумали бороться с врачами-неучами

, 4:22 Эфирная новость 482

В ведомстве прорабатывают методику совершенствования качества медпомощи, ведь чуть ли не ежедневно приходят новости о поставленных неправильно диагнозах и, как следствие, покалеченных жизнях.

В стране вновь активно обсуждался медицинский вопрос. Проблем здесь столько, что молчать уже совсем не получается. Забегая вперед, хочется отметить, что эти проблемы активно решаются и это внушает осторожный оптимизм. Но сколько еще они будут решаться? Вот, например, зарплаты и загруженность медперсонала. Две недели назад по стране прокатилась серия забастовок врачей — работы много, а денег мало.

Мы рассказывали об этих историях, как главврачи и региональные Минздравы хитрят, выкручиваются и проявляют чудеса статистики. Это когда по бумагам среднее арифметическое — десятки тысяч, а по факту голый оклад в три тысячи рублей. Или вот ситуация в Александровской больнице Владимирской области. Там медперсонал дошел до ручки и массово пишет заявления по собственному желанию.

В пятницу 13 сентября министр здравоохранения Вероника Скворцова рассказала, что в правительстве знают об этих проблемах и решают их. В частности, введут дополнительные выплаты к программам «Земский доктор» и «Земский фельдшер». Кстати, президент еще 3 сентября поручил навести порядок в этой сфере. Ну, и, конечно, в Министерстве будут разбираться со всей этой выдуманной статистикой.

Еще Минздрав планирует совершенствовать качество медпомощи, потому как давно пора. Количество врачебных ошибок в последнее время выросло в разы и эта проблема более многослойная, чем корысть или непрофессионализм чиновников.

Екатерина Иванова о том, что стало с нашими врачами, и почему они пневмонию от ангины отличить уже не в силах.

«Потерял сознание. Приехала скорая помощь. Привели меня в чувство, сделали укол», — рассказывает Андрей Колядов.

И отправили домой. Недомогание списали на усталость. На следующий день появился новый диагноз. Больного навестила уже доктор из поликлиники.

Что чаще всего становится причиной болезней сердца

«Мне сказали, что это ангина», — вспоминает Андрей Колядов.

Снова мимо. Горло совсем не болело, зато начали отказывать почки. В больницу Андрея Колядова доставили уже на скорой.

«Сделали сразу рентген, сделали КТ и сказали, да, двусторонняя пневмония и она уже так запущена», — рассказывает мужчина.

В итоге верный диагноз поставили только с третьей попытки.

«У нас одно из самых мягких по отношению к врачам законодательств вообще во всем мире. Врач может совершать достаточно большое количество проступков, и его фактически некому лишать права заниматься профессиональной деятельностью», — поясняет Алексей Горяинов, представитель европейкой ассоциации медицинского права в России.

Запретить заниматься любимым делом врачу может только суд. Правда, вероятность такого исхода невелика — по статистики всего 0,03%. Хотя количество жалоб на медиков за последние несколько лет выросло в три раза.

Беспечность или отрицание? Почему ВИЧ-инфицированная петербурженка кормила грудью

«Если врач совершает ошибку, это должно быть предметом разбирательства во врачебном сообществе и наказание этому врачу должно быть риск лишения специальности, понижение его в должности», — объясняет Николай Говорин, заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья, член центрального штаба ОНФ.

Но у нас специалистов жалеют. В поликлиниках не хватает 25 тысяч врачей и более 135 тысяч сотрудников среднего медперсонала. Чтобы закрыть ставки, на работу принимают и «оступившихся» эскулапов и непонятно как получивших дипломы неучей. Этот молодой человек на условиях анонимности рассказал, как он учился на фельдшера. Экзамен по химии просто купил, причем педагог не стала брать денег в конверте, а попросила оплатить ее долги в садоводстве.

«Моя задача была оплатить все взносы членские. Насколько я помню, там не было оплачено четыре года. Эта сумма была 26 тысяч», — рассказывает молодой человек.

Примерно по такой же схеме студент сдал анатомию, физиологию и психологию. А потом, к счастью, понял — медицина это не его.

Вадим Пищик — главный торакальный хирург Петербурга — делает сложнейшие операции на легких, а еще гроза студентов-медиков. Профессор ставит двойки, не моргнув глазом, терпеть не может, когда списывают, и прекрасно знает все технические уловки, к которым прибегают лодыри. Так крошечный микрофон в ухе в его аудитории не работает.

«Когда я сказал, что я принесу на экзамен глушилку и сделаю так, что у вас всех головы повзрываются от вот этих таблеточек, которые вы заложили, они обиделись страшно, писали жалобы на меня в деканат. Сказали, что к ним относятся неуважительно», — говорит Вадим Пищик, доктор медицинских наук, профессор кафедры госпитальной хирургии медицинского факультета СПбГУ, главный торакальный хирург Санкт-Петербурга.

Доктор медицинских наук сетует и на ЕГЭ, дескать, профиспытания для будущих медиков зря отменили, и на большое количество студентов-контрактников, но таковы правила игры. Вузу надо на что-то жить.

«Если мы будем их отчислять в таком количестве, то у нас примерно треть от курса, который был набран на первый курс, дойдет до шестого. И поверьте мне, это будут отличные врачи. Среди них не будет дураков», — поясняет Вадим Пищик, доктор медицинских наук, профессор кафедры госпитальной хирургии медицинского факультета СПбГУ, главный торакальный хирург Санкт-Петербурга.

Принципиальность педагогов, безусловно позволит еще на этапе обучения отчислить всех, кто ни при каких обстоятельствах не должен лечить людей, но без хорошей практики ни один выпускник стать врачом не сможет. После шести лет учебы молодые медики еще до недавнего времени должны были отучиться в интернатуре. Это целый год практики под присмотром опытного куратора. Теперь все гораздо проще — выпускник защищает диплом, получает аккредитацию и сразу в бой. Готовый терапевт, либо педиатр.

Елене Сергеевне всего 23, но в своем районе она уже большой человек. Педиатр. За молодым специалистом закреплено 12 сел. И чего здесь только не насмотришься. Всего за первый месяц работы в должности врача: аппендицит в острой форме, диабет, бронхит.

«Они нас после шести лет отправляют в поликлинику в свободное плавание. Но опыта, ну, мало, очень», — говорит Елена Зайцева, педиатр Вольской районной больницы.

Впрочем, доктор пока справляется. Потому что при любых сомнениях может позвонить заведующему районной больницей. Но это скорее исключение, чем правило. Чаще всего выпускник остается со своими пациентами один на один. Диагноз ставит на свой страх и риск. И ошибки в таких ситуациях неизбежны. В итоге, в Министерстве здравоохранения решили вернуться к старой, проверенной схеме — институту наставничества.

«Нам представляется, что это очень важно внедрить в нашей стране с тем, чтобы не менее 2-3 лет молодые специалисты отрабатывали под контролем опытных наставников в государственной системе здравоохранения», — говорит Вероника Скворцова, министр здравоохранению РФ.

А пока новую схему прописывают в законодательстве, молодым специалистам остается рассчитывать только на себя. Кто-то решит не рисковать и совсем уйдет из профессии, кто-то попытается восполнить пробелы самостоятельно. Все-таки врач учится всю жизнь, было бы желание, а кто-то просто будет ставить диагноз наугад.

В Москве ведь ангину с пневмонией перепутали и ничего. Пациент выжил. Правда, теперь намерен обратиться за компенсацией в страховую компанию, а вот врача, скорее всего, лишь пожурят за ошибку — ведь тех, кто работает в так называемом первичном звене здравоохранения категорически не хватает и разбрасываться даже такими кадрами никто не будет.

Ранее 5-tv.ru писал, что мать скончавшейся роженицы на Ставрополье рассказала о возможной ошибке врачей.


Читайте также


Последние новости

11:34
11:26
11:19
11:12
11:06
11:01

Сейчас читают



Новости Lentainform

Загрузка...