1. Пятый канал
  2. Последние часы до прекращения огня в Сирии

Последние часы до прекращения огня в Сирии

, 10:00 Репортаж 66

План по урегулированию ситуации в Сирии - работает. Через несколько часов истекает срок, который Москва и Вашингтон отвели оппозиционным силам на то, чтобы они могли обратиться в Координационный центр и заявить о своём намерении сложить оружие.


Повстанцы такой возможностью активно пользуются, а Россия помогает им налаживать контакт с официальным Дамаском. Наш корреспондент Игорь Максименко лично видел, как идёт подобная работа.

Пригороды Дамаска ещё дымятся после недавних боев. Эти кварталы несколько раз переходили из рук в руки — от игиловцев  к сирийской армии. От одних группировок вооруженной оппозиции к другим. Уже пятый год в Сирии все воюют друг с другом. Страна на грани развала.

Зияд, житель провинции Дамаск: «Тут, слава аллаху, прекратились бои. Да и не за что стало драться — целых домов почти не осталось. Теперь нам надо все восстанавливать. Мы это уже начали делать. Вот, я сегодня строю забор — здесь будет школа скоро. Надеюсь, что будет».

Боевые действия в селе Муадамед эш-Шах в пригороде Дамаска прекратились, когда командира местного отряда вооруженной оппозиции убедили пойти на мировую с властями. Хаммад Халифа говорит, что перешел на сторону законных властей потому, что понял: жители его страны не должны быть врагами друг другу

Хаммад Халифа, командир отряда сирийской оппозиции: «Мы долго не соображали, что в стране происходит. Во всем винили правительство, даже помогали ИГИЛ. Теперь у нас открылись глаза: они — террористы и не несут нашей родине ничего хорошего. Им не нужна Сирия как государство. Они просто хотят ее уничтожить. Мы теперь будем воевать с ними рука об руку с сирийской армией».

Сразу же после того, как полевой командир Халифа объявил о подписании соглашения с официальными властями, в селение Муадамед эш-Шах стали возвращаться беженцы. За три дня домой  приехали около 60 тысяч человек. И это несмотря на то, что несколько кварталов этого дамасского пригорода еще, по-прежнему, в руках других, пока непримиримых отрядов оппозиции.

Для того, чтобы переговорные процессы шли быстрее, в сирийском правительстве создали новую структуру — министерство по примирению. В каждой провинции работают десятки переговорщиков. Они встречаются со старейшинами, полевыми командирами и другими влиятельными людьми.

Ахмад Мунир, советник премьер-министра Сирийской Арабской республики по примирению: «Помимо переговоров, у нас еще много важных задач. Например, мы ищем пропавших без вести, договариваемся об обмене пленных и возвращении заложников».

В правительстве признают, процесс примирения идет очень тяжело. Пока удалось договориться с несколькими отрядами оппозиции, действующими в провинциях Дамаск, Хомс, Дераа и в районе Алеппо. Чаще всего результата удается достигнуть путем долгих переговор, с глаза на глаз, терпеливо разъясняя свою позицию. Сирийцам находить общий язык с сирийцами же помогают посредники из России.

Представитель Координационного центра по примирению в Сирии: «Передайте, если у кого есть такая возможность, тем кто воюет с противоположной стороны, чтобы они прекращали ведение боевых действий и возвращались к мирной жизни».

Многим придется возвращаться в разоренные деревни и села. Пока оппозиция воевала с собственной армией, территорию Сирии захватывали террористы из ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра». В Эль-Гнаймии на севере Латтакии не осталось ни одного целого дома. Радикалы уничтожили здесь все храмы — православные, католические, евангелистские. Тех, кто не успел убежать из села до его захвата — расстреляли.

Маштоц Арабатлян, священник армянской православной церкви: «Террористы уничтожили здесь все. Людей убивали. Осквернили наши храмы и кладбища. Но, слава Богу, наша армия с помощью русских их прогнала. Мы, конечно, здесь восстановим все».

Священник Маштоц показывает разграбленную армянскую церковь Аль-Гнаймии. Алтарь и иконы бандиты из «ан-Нусры» сожгли. Кресты поломали и выбросили.

Маштоц Арабатлян, священник армянской православной церкви: «Вот, что они после себя оставили. Это их литература — книги о джихаде, о борьбе с неверными. А вот шприцы с наркотиками. Они их тут прямо в церкви употребляли. Свои силы они брали от наркотиков».

И об этом тоже рассказывают на переговорах представителям вооруженной оппозиции. Предлагая подумать — за такую ли Сирию они борются, такого ли будущего хотят для своей страны. К счастью, некоторые ранее непримиримые боевики уже изменили свои взгляды на то, как надо обустраивать свою родину.


Читайте также




Новости Lentainform

Загрузка...