1. Пятый канал
  2. Альтернативы Минским соглашениям — нет: итоги саммита «нормандской четверки»

Альтернативы Минским соглашениям — нет: итоги саммита «нормандской четверки»

, 11:58 Эфирная новость 195

Диалог, состоявшийся 9 декабря в Париже, стал успешной попыткой сдвинуть с мертвой точки мирный процесс на юго-востоке Украины, где только за последние пять лет погибли почти 13 тысяч человек.

Смотрите также:

Закрыть

Фото, видео: ТАСС/Никольский Алексей, 5-tv.ru


Главное политическое событие недели в мировом масштабе — это встреча «нормандской четверки» в понедельник в столице Франции. Ее ждали почти три года. Переговоры в общей сложности длились восемь часов и закончились, когда в Москве была глубокая ночь.

Новый диалог стал успешной попыткой сдвинуть с мертвой точки мирный процесс на юго-востоке Украины, где только за последние пять лет погибли почти 13 тысяч человек. Для жителей измученного войной Донбасса из Парижа забрезжил луч надежды. Россия еще раз напомнила — Минские соглашения остаются основой для работы «нормандского формата». Альтернативы им просто не существует. Другие ключевые решения: полное прекращение огня до конца года, обмен пленными по формуле «всех на всех», разведение сил в трех новых пунктах. А еще «формула Штайнмайера» об особом статусе республик Донбасса должна быть интегрирована в украинское законодательство.

Правда, осталось много нерешенных проблем, прежде всего, из-за упрямства Киева. Но нет никаких сомнений в том, что процесс урегулирования конфликта обрел второе дыхание.

Алексей Лазуренко был в Париже, видел все, и сразу после отправился в Киев. Он стал первым российским журналистом за последние пять лет, которому официально разрешили пересечь украинскую границу.

«Нормандский формат» глазами журналиста. Длинная очередь коллег на входе в Елисейский дворец. Развлекает в ней давно приевшийся «Femen». Недолго. А потом часы ожидания и мимолетный протокольный церемониал. Меркель понравилась елка Макрона. Зеленский переживал: «Ничего, что я в пальто?» Путин уделил внимание почетному караулу.

Эти переговоры еще и показывают, насколько политика похожа на шахматную игру. Прямо сейчас в Елисейском дворце Путин беседует с Меркель, Макроном — с Зеленским. Потом визави поменяются друг с другом.

За кулисами кто-нибудь постоянно делился данными источников из-за нормандского стола. Они обязательно противоречили друг другу. И только Путин, неожиданно появившись в зале, где собрали журналистов, успокоил: переговоры идут как надо.

Так российский лидер увидел свою первую встречу с Зеленским. Остальным ее увидеть не довелось: украинская сторона настояла, чтобы из «Зала адъютантов», где шла историческая беседа, не было даже фотографий. Но российская делегация появилась перед журналистами в явно хорошем расположении духа. На итоговой пресс-конференции Путин сформулировал главное: Донбассу давно нужны не просто слова.

«Мы разговариваем о крупных проектах и о гуманитарных вопросах — давайте не будем забывать здесь о простых людях, которые там живут, и все наши договоренности должны способствовать улучшению их жизни не когда-то в будущем, а сейчас», — заявил президент РФ Владимир Путин.

Пора подумать о новых пунктах перехода на линии соприкосновения. До нового года должен состояться очередной обмен задержанными. Но главная задача — прекращение огня. Вот только как этого добиться, президент Украины не знает.

«Что касается прекращения огня, я сегодня уже говорил о том, что пока не знаю, как мы сможем контролировать эту ситуацию», — сказал Владимир Зеленский.

А ведь именно от Зеленского в Париже не отрывали глаз. Все-таки дебютант большой политики. Но кто-то разглядел, что свою вступительную речь он написал на русском. А читал так вообще, водя пальцем, боясь сбиться и явно нервничая. А в начале встречи так и вовсе не смог найти себе места.

«Было очень много внутриполитического напряжения на Украине. Было очень много опасений внутри страны, подозрений, что Зеленский проиграет Путину, Путин заманит Зеленского в ловушки. В общем, чуть ли не катастрофа и капитуляция», — рассказывает политолог Владимир Фесенко.

Похоже, что только на Украине надеялись на «перемогу» и верили, что их новый президент при поддержке европейских лидеров, с которыми уже как бы и диалог дружеский заранее выстроили, сможет переписать карту мира на Донбассе, поставить новые условия, которые им выгодны. Но не вышло.

Меркель и Макрон в телефонных разговорах могут называть Зеленского дорогим другом, при встречах улыбаться, похлопывать по плечу. Но опытные политики знают, что это лишь дипломатия. Казалось бы, и комик должен понимать принципы актерской игры. Но, возможно, немного перепутал реальность с вымышленным миром кинематографа. Когда дело коснулось главного — европейские лидеры закономерно встали на сторону российской делегации, которая категорически отказалась менять Минские соглашения — они по-прежнему основа урегулирования кризиса на Донбассе. «Формула Штайнмайера» — дорожная карта к миру.

«Зачем вскрывать Минские соглашения, и их заново переписывать? Там каждый пункт увязан между собой. И если мы вскроем один пункт, начнется переписывание других, и мы вообще потеряем все. И создадим ситуацию, при которой вообще ничего не сможем сделать. Такова наша логика, и мне кажется, что она вполне оправданна», — уверен Владимир Путин.

Киев метил в первую очередь на пункт соглашений, в котором прописан план возвращения границы. Сначала республики должны выбрать власть. Миссия ОБСЕ — признать этот выбор легитимным. И лишь на следующий день КПП на границе с Россией смогут занять украинские пограничники. Иной путь, грозит трагедией, которую мы уже проходили, объяснит Путин, вернувшись в Москву.

«Украинская сторона все время ставит вопрос: дайте нам возможность закрыть границу войсками. Ну, я представляю, что дальше начнется. Сребреница будет. Вот и все. Мы же видели как президент Зеленский вел дискуссию с националистами», — резюмирует президент России.

Зеленский тоже вернувшись на родину уже из Киева парировал: мы — не такие. А ранее в Париже, в конце пресс-конференции вдруг выдал целую тираду в духе не самой удачной сценической импровизации, которая закончилась маленькой сенсацией — он позвал российских журналистов в Незалежную. Чтобы, дескать, сами увидели, что происходит на Украине на самом деле.

«Вы приедьте, посмотрите, что у нас происходит. Вы походите ножками, ручками, глазками, ничего страшного, я думаю. Я имею в виду, ну, конечно, приезжайте к нам», — зазывает украинский лидер.

Не воспользоваться столь щедрым приглашением, конечно, было бы неправильно. Поэтому прямо из Парижа летим в Киев. Я там, кстати, был в мае 2014 года. Летел на выборы, был аккредитован, но дальше паспортного контроля меня не допустили. Тогда победил Порошенко. Проверим, что изменилось при Зеленском.

Остается надеется, что пустят под честное слово президента. Поэтому на границе вместе с российским паспортом выкладываем правду.

«Я журналист, российский. Мы были сейчас в Париже, на «нормандском формате», — поясняет пограничнику обозреватель Алексей Лазуренко.

«А здесь что хотите?» — интересуется сотрудник погранслужбы Украины.

«Владимир Александрович же сказал, что российские журналисты не должны иметь проблем на границе, вот, мы приехали посмотреть. Он сказал, что мы должны приезжать и смотреть что происходит в стране», — рассказывает российский журналист.

Сказать, что пограничный контроль в шоке нельзя, но некая суета заметна. Нас отводят для отдельной беседы.

Потом мы узнаем, что наш запрос офис президента даже не рассматривал, но погранконтролю хватило. Попросили попозировать профиль и анфас; почти час ожиданий; надежда таяла, но вдруг пограничник снова пригласил к стойкам. Еще через минуту мы получаем багаж.

Киев нас встретил прохладно. И в прямом, и в переносном смысле. Первым делом отправились к Зеленскому, раз позвал. Открытый кабинет Зеленского встречает наглухо закрытой дверью. Под окном — угрозой блестит символ революции.

Пока Зеленский вел переговоры в Париже, здесь — у его администрации — расположились националисты. Расставили палатки. Они ждали итогов саммита. И после этого разошлись, видимо, решения их устроили. Сейчас счет неравный: одна палатка и около десяти полицейских.

Одну незапертую дверь все же найти удалось. Но телефоны пресс-службы все равно молчали. А бюро пропусков прямо перед нашим носом закрылось от просителей изнутри.

И вот все у них так — шаг вперед и три назад. Еще перед встречей в Париже обещали, например, заключить новый договор о транзите газа через территорию Украины, так и говорили «шансы очень большие и мы уверены, что договор будет подписан».

С глазу на глаз, говорят Путин и Зеленский обсуждали по большей части именно этот вопрос. Прежний договор заканчивается в декабре. А украинский транзитер вместо того, чтобы обсуждать новый продолжает споры в суде. Могли бы еще заодно и договор на поставку себе газа получить, такие предложения были. Но украинские политики настолько суровы, что предпочитают втридорога закупать европейский газ, мелкими партиями и в кредит.

«Известный детский стишок: «А у нас в квартире газ! А у вас?»,— говорит Владимир Путин.

«А у нас газопровод», — парирует Владимир Зеленский.

Захарова высказалась по поводу ответа Зеленского на слова Путина про газ

Над этой шуткой бывший комик думал два дня. Получилось не смешно. Похоже, киевская власть продолжает жить иллюзиями исключительности. Как будто Украина по-прежнему единственный путь нашего топлива на Запад. Словно нет двух веток «Северного потока» и «турецкого», который должен запуститься в январе.

К тому же, в последние годы в ГТС Украины не вложили ни гривны, и сколько еще газопровод у них простоит не знает никто. Но любители всего незалежного довлеют над молодым и неопытным президентом. Один из лидеров «Оппозиционной платформы — За Жизнь» Юрий Бойко этим объясняет тот факт, что особый статус Донбасса до сих пор не утвержден на постоянной основе.

«Минус в том, что очень осторожничают ибоятся националисты. Голосовались за особый статус, третий раз его продлевают. А на самом деле, к нему еще нужны изменения к Конституции, чтобы он работал, потому что противоречат Конституции Украины. Нужно принимать закон об амнистии, нужно принимать закон об имплементации „формулы Штайнмайера“ в наше законодательстве. Должен быть законопроект, мы, кстати, его внесли. То есть, должны быть решительные и конкретные шаги», — уверен сопредседатель фракции «Оппозиционной Платформы — За Жизнь» Юрий Бойко.

Но все меньше украинцев ожидают от Зеленского решительных шагов. За полгода слов сказано много — дел нет. Предвыборный запал энергия и твердое стремление изменить страну на деле, пока — обыкновенный популизм. Даже прежние сторонники признают — Зеленскому никак не удается сбросить обличие комика и стать настоящим президентом. На сцене, в телестудии, ему до сих пор намного комфортнее чем в своем рабочем кабинете или тем более на авансцене большой политики. На саммите в Париже это было более, чем очевидно. Его тянуло шутить, а не решать вопросы. Про серьезные темы он по-прежнему отвечает сбивчиво и порой несвязно. Но настоящие политики, которые знают, что на самом деле нужно для стабильного мирного процесса на юго-востоке Украины и, что более важно, знают, как его реализовать, дали Зеленскому еще один шанс.

Сегодня все снова зависит от политической воли Зеленского. Если ему хватит сил не дрогнуть, то уже во время следующей «нормандской встречи» можно ждать настоящих прорывов. Пока же будущее похоже на туман такой же, как ложиться по утрам над Днепром.


Читайте также




Новости Lentainform

Загрузка...