1. Пятый канал
  2. Как отреагирует мировой рынок нефти на возможную гражданскую войну в Венесуэле

Как отреагирует мировой рынок нефти на возможную гражданскую войну в Венесуэле

, 17:29 347

Специально для Пятого канала экономист Дмитрий Чистилин попытался спрогнозировать, что будет с ценами на нефть, если в Венесуэле все же начнется гражданская война.

Фото : Пятый канал


Ситуация в Венесуэле имеет несколько ключевых деталей для анализа. Первое и самое главное в этой истории — это место Венесуэлы в десятке лидеров мировой экономики по объему добычи и экспорту нефти. На сегодня лидеры — это такие нефтяные гиганты как Россия, США, Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Китай, и т. д. По подтвержденным разведанным запасам нефти Венесуэла находится в первой тройке стран примерно с 300 миллиардов баррелей. А это 17 процентов всех мировых запасов углеводородов. При этом доля нефти в экспорте страны превышает 90 процентов, а доля в мировой добыче около 2,5 процента.

Правительство Николаса Мадуро, явно не справившись с управлением экономикой, пошло за новыми займами, но не к МВФ и глобальным финансовым инвестиционным фондам вроде «Франклин Темплтон», а к сторонникам панамериканизма и социалистической идеи: Китаю, России, Ирану и еще ряду стран. Самыми крупными кредиторами Венесуэлы являются Китай — около 70 миллиардов долларов, и Россия — 17 миллиардов.

Что касается Китая, то на сегодняшний день стратегия Пекина заключается в диверсификации импорта углеводородов и обеспечении энергетической безопасности. И все это в условиях ожесточения борьбы за контроль над нефтяными запасами планеты между глобальными корпорациями стран Большой восьмерки. При развитии агрессии со стороны стран коалиции во главе с США, Китай точно не вступит в конфликт в вооруженной его части, но однозначно будет поддерживать режим Мадуро. Просто потому, что Пекину необходимо защищать свои экономические интересы. Но и переговоры Поднебесной с оппозицией на случай ее победы тоже не исключаются.

Геополитические интересы глобальных корпораций, выраженные внешней политикой стран G8, направлены на установление контроля над новыми объемами углеводородов. Поэтому в геополитическом аспекте вопрос прост: кто в XXI веке будет контролировать венесуэльское нефтяное море? США и Великобритания, при поддержке Франции и Германии, или Китай с Россией?

Для России Венесуэла — это не только контроль за новыми источниками углеводородов и рынок сбыта российского оружия. Это вопрос выживания. Для внешней политики России существует важнейший фактор влияния Венесуэлы на позицию Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК), как ее основного учредителя. А уже через ОПЕК на рынок нефти и ценообразование. Это обстоятельство критически важно для России с бюджетом, почти 50 процентов которого — доходы от добычи и экспорта углеводородов.

По большому счету, контроль через ОПЕК за ценами на нефть, является стратегическим плацдармом и для Венесуэлы, и для России, ибо падение цен влияет на экономику обеих стран. В этом контексте Каракас является принципиальным и стратегическим партером Москвы. Не менее, а даже более важным, чем Сирия.

И если США и коалиция стран НАТО будут раскачивать ситуацию до гражданской войны осторожно, но нагло, не вступая в прямой вооруженный конфликт с армией Венесуэлы, а ведя с ней закулисные переговоры, пытаясь купить позицию военных в этом конфликте, то России отступать некуда. За спиной будущее ЕАЭС и самой России. И потерянные инвестиции не самый большой ущерб для Москвы. Потеря стратегического партнера в ОПЕК и на нефтяном рынке — куда больший удар по будущему самой России.

Очевидно, что конфликтная ситуация вызвана не совсем верным экономическим вектором местного правительства. Все это в условиях возникшего кризиса цен на нефть, накопленными диспропорциями в макроэкономической политике, а также наложенных на страну западных санкций. Венесуэла реально нуждается в смене курса макроэкономической политики и, возможно, отхода от Боливарианского социализма. Пока же правительство Мадуро не способно справиться с диспропорциями в экономике и соответственно с социальными и экономическими проблемами.

Нельзя исключать, что оппозиция рано или поздно возьмет вверх в противостоянии. Реализуется сценарий Ирака и Ливии. Сохранится некоторый уровень социального хаоса при новом демократическом проамериканском правительстве. При этом глобальные корпорации начнут активно «дербанить» нефтяной пирог Венесуэлы. Управление страной и либеральные реформы в обмен на продажу национального ресурсного суверенитета. Конфликт перейдет в тлеющее состояние. При этом ОПЕК под давлением Саудовской Аравии и США начнет играть на понижение в вопросе цен на нефть с целью вколачивания гвоздей кризиса в экономику России. И эта ситуация породит разогрев мировой экономики и возможный энергетический кризис, подобный тому, что случился в 80-х годах XX века.

Более вероятен сценарий, при котором президент Николас Мадуро на захочет передавать власть оппозиции. И начнется гражданская война. Это будет Сирийский вариант — существование постоянного конфликта под контролем ВС Венесуэлы и российской помощи, если об этом попросит правительство Мадуро.

Интересы России и Китая будут сохранены. Но придется приложить немало усилий для поддержки и вооруженной защиты самого Мадуро от, например, чилийского сценария, когда президента Альенде просто расстрелял десант спецназ США. Придется позаботиться и о финансовой помощи экономике Венесуэлы. По оценкам экспертов это 35-40 миллиардов долларов ежегодно. Средства будут вкладываться в экономику и нефтедобычу. Развитие страны приостановится на неопределенное время.

В этом случае цены на нефть сохранят тенденцию к некоторому росту. Мировая экономика, избежав энергокризиса, получит возможность немного подрасти. Перспектива мирового конфликта отодвинется. Но главным шагом в этом сценарии будет устранение конфликта с оппозицией и/или перевода его в вялотекущую фазу. При возможности легитимного управления страной и выводом ее из кризиса. Этот подход требует серьезного экономического десанта в органы управления макроэкономической политикой. Обеспечение правильной стратегии выхода из кризиса. Полумерами ситуация в Венесуэле не разрешиться.

Так может ли Венесуэла стать серьезным риском для мирового рынка нефти? И что повлечет за собой гражданская война?

Венесуэла является страной основателем ОПЕК, в которую входит 14 стран. Картель курирует около 70 процента подтвержденных запасов нефти планеты. Добывает 42 процента от всей нефти в мире. У Венесуэлы квота добычи составляет примерно 10 процента от всего объема ОПЕК.

Ценообразование в нефтяном секторе мировой экономики зависит от долгосрочных и краткосрочных факторов. Долгосрочные — это спрос, формируемый отраслями мировой экономикой. В частности, автомобилестроением. Кроме того, предложения со стороны ОПЕК и глобальных нефтяных корпораций. Краткосрочные — это спекуляции на фондовом рынке фьючерсов и политические факторы.

Анализ секторов мировой экономики показывает, что рост потребления нефтепродуктов и нефти в 2019 году продолжится. Как спрос. При этом углеводороды Венесуэлы учитываются в цене корзины ОПЕК, на которую не ориентируются страны, торгующие нефтью. Поскольку, у Каракас сейчас производит нефти только на 5 процентов всей добычи ОПЕК, дальнейшее снижение добычи существенно не повлияет на ценообразование.

Стоит понимать, что на фьючерсных рынках торгуется американская нефть WTI и британская Brent. Суммарный объем мировой добычи которых, не превышает двух процентов. Но на них по цене ориентируется остальной рынок, который на 80 процентов торгуется вне биржи. Кроме того, Венесуэльская нефть считается сверхтяжелой, почти битум, и нуждается в разбавлении легкими сортами нефти. Она экспортируется в страны, где может быть произведен подобный микс.

Во время второй «Бури в пустыне» (2003 г.), в Ираке, входящем в первую десятку производителей и экспортеров нефти, на мировом рынке нефти наблюдался интенсивный рост цен. Во время ирано-иракской войны страны наращивали производство и экспорт углеводородов. Не остановила рост производства нефти и война в Сирии. Поэтому, в случае возникновения гражданской войны, производство нефти в Венесуэле может как падать, так и расти. Падение зависит от продолжения неграмотной политики правительства, а рост — от позиций и инвестиций Китая и России. Но ни рост, ни падение производства, в рамках квоты и возможностей Венесуэлы, не повлияет на мировое ценообразование.

Большую роль будут играть политические и спекулятивные факторы. Спекулятивные атаки на понижение цен на фондовом рынке, а также позиция ОПЕК и глобальных корпораций. Наряду с США и Великобританией, существенна и позиция Саудовской Аравии. Эти страны объединены общим участием в капитале глобальных корпораций еще с середины XX века.

Если ОПЕК поддерживает рост цен, а картель в свое время и был для этого создан, то глобальные корпорации вместе с США заинтересованы в смене существующего режима Мадуро. Для возврата своего контроля за нефтяным сектором страны им и нужна гражданская война в Венесуэле. А для это требуется краткосрочно опустить цены и производство нефти в Боливаринской республике. Фундаментального изменения цен на нефть не будет. Но это существенно зависит от успешности переговоров России и Саудовской Аравии, которая является ключевым игроком в вопросах влияния на ситуацию добычи и цен на нефть в мире.

Дмитрий Чистилин

* Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Читайте также


+13° Днём +20°
Ночью +11°
65.60
-0.02
72.62
-0.21


Новости Lentainform

Загрузка...