Сибирский зверь: истории детей, пропавших в Тюмени до убийства школьницы

На этой неделе вскрылось ужасное преступление: спустя полтора месяца поисков была найдена расчлененной восьмилетняя девочка. Подозреваемого уже схватили, но причастен ли он к другим детским смертям?

Фото, видео: ТАСС / Денис Моргунов, 5-tv.ru


На этой неделе стали известны подробности жестокого убийства восьмилетней Насти из Тюмени, которую искали несколько недель. Предполагаемый преступник уже задержан и во всем сознался.

Им оказался 40-летний Виталий Бережной. Отец двух детей. Когда-то недолго работал в полиции, позже вел набор детей в детский сад, а потом трудился мебельщиком.

После убийства девочки в городе поползли слухи, что здесь уже больше 20 лет орудует маньяк. Мол, пропажа детей — далеко не первый случай. Хотя сейчас нет точных доказательств, что Бережной мог быть серийным убийцей.

А вот вопросы к местным правоохранителям есть. Это дело пришлось забрать столичным следователям СК, потому как тюменские оперативники отработали далеко не на должном уровне. Корреспондент МИЦ «Известия» Артур Ломидзе несколько дней провел в Тюмени и изучил все детали этого чудовищного преступления.

Простится с Настей пришли сотни жителей Тюмени, наверное, ни разу за всю свою кроткую жизнь она не получала столько внимания. Тут и мать, которая отказалась от родительских прав, а теперь вдруг поняла, что потеряла дочь. Брат и сестра девочки рядом, под присмотром органов опеки, которые только теперь решили изъять оставшихся детей из явно неблагополучной семьи. Рыдает отец, но к родственникам бывшей жены не подходит. Они винят в трагедии его.

Пока люди оплакивают девочку, признавшемуся в ее убийстве 40-летнему мужчине задают вопросы, ответы на которые может дать только он.

«А если с вашей дочерью или пасынком кто-нибудь так поступил? Зачем вы это сделали?» — спрашивают они.

Валерий Бережной хранит молчание. Отвечает лишь судье который отправил его под арест на два месяца. Скорее всего, если бы не задержание, этот человек уже признавшийся в убийстве тоже пришел бы на прощание. Ведь хватило ему наглости участвовать в поисках девочки.

«Я видел его, он был как зевака, смотрел, терся у штаба», — вспоминает волонтер Никита Тропынин.

Восьмилетняя Настя пропала полтора месяца назад. Вышла из дома, пошла к соседнему, там дети нашли сеть Wi-Fi без пароля, и исчезла. Ее искали по всему городу. Уже на следственном эксперименте Бережной рассказал, что заманил ее к себе, и как потом решил избавиться от главной улики — завернул тело в 40 полиэтиленовых пакетов, обмотал пищевой пленкой и положил в коробку. С собой взял лопату, но, видимо, кто-то спугнул его — страшную ношу просто бросил на пустыре, в густых кустах, где ее потом и нашли, спустя два дня. Коробку он, кстати, взял прямо с места своей работы.

«В ходе кропотливой работы оперативникам удалось выяснить что эта техника была передана в расположенный неподалеку мебельный цех для установки в кухонный гарнитур», — заявила официальный представитель МВД Ирина Волк.

Тут его и задержали. Машина подозреваемого так и стоит опечатанная во дворе. На ней реклама его маленького дела. Последний пост: хвастается детской спальней для дочери друзей, собранной собственными руками. Коллеги помнят его как улыбчивого, разговорчивого человека, с вредными привычками, но не вызывающего подозрений.

«Говорят употреблял там что-то, наркотические, алкоголь, частенько его видели», — вспоминает Артур Ташкалов

Двое детей от первой жены, она уверена: экс-супруг не виновен. Вторая возлюбленная жила с ним и со своим сыном от первого брака. Сестра подозреваемого — Алена Бережная — тоже уверена: ее брат не мог так поступить.

«Как говорится, все как у всех людей. Никто бы не мог подумать, что такое может быть. Мне до сих пор кажется, что это просто ошибка», — признается она.

Но у следователей есть совпадение ДНК с жуткой коробки и образцами, взятыми у Бережного. В его доме нашли обрывок ковра, в такой же было завернуто тело. В преступления Чикатило родные тоже не верили. Образцовый был гражданин, пока в нем не просыпался хищник. Пока искали Настю, вспомнили, что еще в 2010-м люди говорили — в городе орудует серийный убийца. Охотится на детей, его угодья — окраины Тюмени.

«Уже есть три цикла, когда каждый год пропадают потом затишье. У всех детей легкие лицевые дефекты — косоглазие. Такой ребенок всегда одинокий, он всегда в комплексах, поэтому он сторонится. Люди, которые преследуют плохую цель, легко могут их вычленить», — уверен клинический психиатр Василий Бейнарович.

Первая волна исчезновений прокатилась в конце 90-х. Алена Имамова обычно возвращалась из школы с родителями, которые работали с ее отцом, но в тот день в 1999-м году она поссорилась с одноклассницей и из-за этого уехала из школы раньше. Привычно села в 22-й автобус, вышла на своей остановке Учхоз, но домой так и не пришла. Это еще один пригород Тюмени — район Утяшево — и здесь пропали сразу четыре ребенка.

За год до этого пропала Любовь Симонова, затем Ира Косьянова, после маньяк перебрался в другой район, в 2001-м исчезает Софья Телешева, а в 2002-м Анна Букрина. Тела двух последних девочек нашли.

«Девочка содержалась в плену, у девочки был пустой кишечник, она была заморена голодом и задушена», — рассказал эксперт-криминалист Дмитрий Кирюхин.

На этом серия прервалась, но в 2008 году дети в Тюмени снова начали пропадать. В этом цикле уже никто никогда не видел школьников ни живыми, ни мертвыми.

2009 год. Настя Ложкина вышла из своего дома — поселок Луговое, — мама отправила ее в магазин. Идти 200 метров, девочка сделала все, как велела мать: купила две буханки хлеба и попрощалась с продавщицей. Больше ее никто не видел. Позже свидетели вспомнили: она села в «Жигули» то ли белого, то ли зеленого цвета. За 12 лет здесь мало что изменилось, говорят люди. Камер наблюдения как не было, так и нет.

Да и не искал никто толком пропавших детей вспоминает Людмила Ложкина. Спустя год пропала Аня Анисимова. Мы рассказывали о ходе поисков.

«Мы договаривались винегрет стряпать, скандала не было. Она из дома уходила песенку напевала», — вспоминает мама Ани Анисимовой Наталья Анисимова.

И только тогда впервые вспомнили всех и заговорили о маньяке, который погубил девять детей за 20 лет. Который появлялся в одних и тех же спальных районах и пригородах. Их прочесывали в первую очередь, когда пропадали дети, вспоминает участница предпоследних поисков.

«Это как постсоветское пространство осталось. Мамы с папой — на работах, дети гуляют сами по себе. Окраина — это как маленькая деревня. Это те районы, где благоприятно совершать преступления», — говорит крестная мама пропавшей Ани Анисимовой Татьяна Буркова.

Главным развлечением для предоставленных самим себе детей стал обыск в квартире подозреваемого. Взрослые тоже не преминули спуститься, ведь когда такое происходит у тебя под окнами — это интереснее, чем самое остросюжетное кино. С собой, правда, взяли не попкорн, а алкоголь. Такое количество взрослого мусора на детской площадке появилось не за один вечер следственных действий — здесь это картина привычная.

Настя жила здесь с братом, сестрой и бабушкой на 14 квадратных метрах. Отец в 2019 году вышел из колонии, сидел за убийство.

«Целый день на улице, если Марина даст поесть, то они поедят. Бабушка пьет, папа пьет. Высыпают эти бычки в банки, собирают бычки. Я сколько раз говорила: „Настенька, ты куда собираешь?“, а она отвечала: „Папе надо курить“», — рассказывает соседка Нурия Володина.

Нурия уверяет — лично трижды ходила в отдел опеки. Реакции так и не последовало.

«Органы опеки действуют в рамках своих полномочий. Родители пьют, но это вопрос к здравоохранению, которые должны были выдать справку, подтверждающую алкогольную зависимость», — отвечает главный специалист отдела по опеке и попечительству и охране прав детства города Тюмени и тюменского района Алена Рязанова.

Но общественники уверены: винить только опеку в гибели девочки нельзя. Окраины остались заброшенными и никому не нужными. На систему «Умный город» выделяют миллионы. И все камеры направлены на преуспевающий центр.

«Я не помню за 11 лет ни одного случая чтобы ребенок пропал с набережной в центре города, поэтому система умный город должна быть пересмотрена», — отвечает член общественной организации «За безопасное детство» Андрей Крамарский.

А жители окраины просят даже не камеры, хотя бы лампочки.

Вопросы есть и к местным сыщикам. В отношении руководителя Следственного комитета Тюменской области начали служебную проверку. И остался главный вопрос — является ли Валерий Бережной тюменским маньяком. К его личности пригляделись, 2010-х работал в полиции, но лишился погон. Потом открыл вместе с женой частный детский сад, который, наверное, к счастью, вскоре закрыли за нарушение санитарных норм.

Но эксперты сомневаются, что Бережной причастен к серии, в город приехал три года назад, а на момент первого преступления ему было всего 16. Да и почерк психопаты не меняют. Следователь, который поймал Чикатило, знает — череда убийств может тянуться и больше 20 лет.

«Наверняка он попадал в поле зрения, но соскочил. Как у нас было, у нас Чикатило тоже попадал в поле зрения дважды», — вспоминает экс-начальник отдела по расследованию умышленных убийств и бандитизма прокуратуры Ростовской области Амурхан Яндиев.

В Тюмень направлена еще одна группа следователей из Москвы. Их задача — раскрыть тюменскую серию. Придется еще раз детально изучить 20 лет трагедий. И из мельчайших деталей сплести силки для хитрого, умного, и очень опасного хищника городских окраин.



Новости Lentainform

Загрузка...

Новости СМИ2